"Шедевр" Константина Богомолова или 40 минут кашля

18 марта "Театральный хронограф", нельзя сказать, что с удовольствием, но посмотрел спектакль "Волшебная гора" в постановке героя скандальной хроники последних месяцев режиссёра Константина Богомолова.




Сразу же хочется заметить, что для просмотра этого спектакля зритель должен быть особым образом подготовлен. По меньшей мере, прочитать внимательнейшим образом программку этого, так скажем, театрального действа.



Итак, что же ждёт зрителя?

Вот все зрители расселись на свои места и как обычно ждут выхода артистов на сцену. А что же мы имеем в случае "Волшебной горы".

В нашем же случае в большой во всю сцену ржавой коробке уже лежит некий молодой человек с пачкой листов какого-то текста.




Появляется вторая героиня (артистка Елена Морозова) и начинает натужно кашлять в самых разнообразных позах. Покашляв примерно десять минут, она выходит к микрофону и совершенно безэмоциональным голосом читает нам отрывки стихов, посвящённых определённому времени года. 



Все это транслируется телекамерой на большой экран сбоку сцены. И так повторяется в течение около 40 минут - 4 "десятиминутки" кашля и 4 подхода прочтения стихов. Просвещённый зритель поймет, что это иллюстрации "Сезонных картин из стихотворений русских поэтов Николая Некрасова, Николая Заболоцкого и Варлама Шаламова" (текст программки спектакля). Возможно эти приступы кашля должны были создавать атмосферу санатория, где лечат туберкулез, если всё-таки вспомнить Томаса Манна, у которого позаимствовано только название спектакля, но не прозвучало ни одного слова из текста автора. "Тело текста умерло, а дух остался". (Из той же программки).




Следует отметить, что в большинстве своём зритель пришёл неподготовленный и в конце 4-го раунда стал сам дружно подкашливать, аккомпанируя таким своеобразным образом кашлю главной героини. Однако среди зрителей нашлись и "слабаки", которые стали покидать зрительный зал, не дождавшись "продолжения концерта".

Итак,  после того как все недовольные покинули зал, а остальные прокашлялись, начинается вторая часть спектакля. Диалоги о смерти. И пишут, что слова этих, так скажем, бесед взяты из рассказов самого Константина Богомолова.

Здесь вступает в действие наш главный герой (артист Лера Горин), который вместе с главной героиней начинают серию диалогов, суть которых касается темы смерти в разнообразных её проявлениях. Это и своеобразная реанимация покойников в  морге, людоедство в блокадном городе, музыкальные концерты на оргАне из покойников.




Своеобразной "вишенкой на торте" был диалог между доктором и 83-пациенткой, возомнившей себя беременной в этом возрасте. Врач же зная, что она больна раком, не спешит разуверить её, объясняя невидимому собеседнику, что она всё равно умрёт. Но пусть считает, что умирает от родовых мук, а не от раковых.




И это всё. Герои уходят со сцены и больше уже не появляются на обозрение публики. А где же поклоны, спросите Вы? Девушка - капельдинер, поясняет, что это талантливая задумка режиссёра. Немного разочарованный зритель под музыкальное сопровождение из повторяющихся фраз на неизвестном языке, покидает зрительный зал.




И что мы имеем в итоге. Герой светской хроники Константин Богомолов удивил. Но даже не удивил, а поставил своеобразный театральный эксперимент над зрителем, испытывая его долготерпение и толерантность.




В своём "новаторском" подходе к режиссуре этого спектакля Богомолов использовал все самые модные театральные "фишки" нашего времени. Это - и длительный кашель героини с перерывами на протяжении половины этого действа, чтение стихов без всякого выражения на фоне размытых кадров на телевизионном экране, тема смерти, вызывающая всегда неоднозначную реакцию публики, убогость декораций и полное отсутствие актёрской игры. В этом случае  Станиславский даже не смог бы вынести свой вердикт, что не верит, поскольку  сценическое искусство и игра актёров в спектакле отсутствуют полностью.

Складывется такое впечатление, что в погоне за модными атрибутами, режиссёр совсем забыл о главном действуещем лице в театре - зрителе. Если зритель не принимает установки режиссёра, это, по-Богомоловски, - проблема зрителя, а не режиссёра. Такой подход, наверное, тоже имеет право на существование. Но надо не забывать, что зритель всё-таки платит свои личные деньги за добротное театральное действо, а не за то, чтобы стать подопытным кроликом в изысканиях неординарного режиссёра.

А вот что говорил сам Константин Богомолов о "Волшебной горе":
- Ну, ждать стоит, прежде всего, спектакля никак не связанного с сюжетом "Волшебной горы". Те, кто ожидают услышать текст Томаса Манна, тоже уйдут ни с чем. Мы хотели довести интепретацию до ее логического предела - изгнать букву пьесы и оставить один дух. Описывать то, что получилось в результате - это все равно что, например, пересказывать перформанс или инсталляцию.
https://www.gazeta.ru/culture/2017/10/02/a_10914386.shtml




Получается, что режиссёр сам с трудом представляет, что у него получилось на сцене уважаемого нами "Электротеатра". А на фоне скандальных разборок с уже бывшим мужем Ксении Собчак создаётся впечатление, что сам Богомолов резко охладел к своему творению. Вместо Богомолова в последних спектаклях участвует малоизвестный актёр Лера Горин, а с учётом реакции зрителей время представления сокращено с 1 часа 20 минут до часа, но театральный эксперимент Константина Богомолова тем не менее продолжается.

И какой же итог? Эксперимент - это конечно хорошо, но это надо делать в творческих лабораториях, а не на людях и не за их же деньги. Такое новаторство за счёт зрителя - это как-то не "комильфо". На ум сразу же приходят вечные слова из сказки Андерсена - "А король-то голый". Можно конечно пуститься в разглагольствования, что зритель не готов, зритель не понимает. Но можно также сказать, что 40 минут кашля, 4 стихотворения и некрофильские диалоги - это всё-таки не театр, к которому привык взыскательный зритель.




А может быть всё проще. Как заметил один критик, может быть эта "Волшебная гора" -"всего лишь халтура в самом центре Москвы?".

Последние записи в журнале

promo teachron february 21, 2014 11:52 1
Buy for 100 tokens
Больше страсти! - говорит режиссер оперному тенору. - Неужели вы никогда не любили? - Любил, - отвечает тенор. - Но никогда при этом не пел. От меня зависит, в каком свете будет представлена новая пьеса. - Вы режиссер? - Нет, осветитель. В опере: - Тебе не нравится? - шепотом спрашивает…
"КАЖДЫЙ ГРАЖДАНИН ИМЕЕТ ПРАВО..."
...КАЖДЫЙ ХУДОЖНИК ИМЕЕТ ПРАВО...
...КОНСТАНТИН БОГОМОЛОВ ИМЕЕТ ПРАВО...
...КАЖДЫЙ ЗРИТЕЛЬ,ПОСЕЩАЯ СПЕКТАКЛЬ,
ИМЕЕТ ПРАВО ИСПЫТАТЬ ВЕСЬ СПЕКТР ЭМОЦИЙ,КОТОРЫХ ВОЖДЕЛЕННО ОЖИДАЕТ,
В ТОМ ЧИСЛЕ ПОТРОГАТЬ СВОЮ "ПРЕКРАСНУЮ ДАМУ" ЗА КОЛЕНКУ,
ВКУСИТЬ ШАМПАНСКОГО С ИКРОЙ В ТЕАТРАЛЬНОМ БУФЕТЕ...
...НАША СТРАНА,КАК И ДРУГИЕ ПЛЕМЕНА И НАРОДЫ,
ПОСТОЯННО ЖИВУТ В СТРАХЕ ОТ ВНЕЗАПНОГО НАПАДЕНИЯ ИЗВНЕ,
НУЖНЫ ДЕНЬГИ НА ОБОРОНУ,ПОЭТОМУ МАЛЕНЬКИЕ ЗАРПЛАТЫ,ПЕНСИИ,-
ПОЭТОМУ ВОЗВРАТ К ТОТАЛЬНОЙ ЭКОНОМИИ И "МИНИМАЛИЗМУ",
В ТОМ ЧИСЛЕ В ТЕАТРАЛЬНЫХ ДЕЙСТВАХ,НА ЧТО НЕ НАМЕКАЕТ,
А ВОПИТ,"ЗАХОДЯСЬ В ТУБЕРКУЛЁЗНОМ КАШЛЕ",
КОНСТАНТИН ЮРЬЕВИЧ БОГОМОЛОВ!..


Edited at 2019-03-20 06:38 (UTC)
сколько всё это удовольствие стоит ? и почему по окончанию не бьют труппу с режиссёром ? товарисч выше насчёт кайла в руднике тоже неплохо подметил .
зрители сами виноваты. В былые времена для таких "культурных деятелей" припасались тухлые яйца и гнилые помидоры.
а сейчас сами в кассу несут и потом тока жалуются по жжешечкам и фейсбучикам. А проклятый минкульт режиссеришку еще догоняет и денешку сует в виде дотации на постановку. сами избаловали сами жуйте не жалуйтесь
Халтура, она самая!
Как писал в своем фельетоне сто двадцать лет назад Влас Дорошевич: "А может быть, выпустить датского дога на сцену, чтобы зритель понял, что действие происходит в Дании?"
Цитата из "Гамлета", о его постановке Гордоном Крэгом.
Так что даже в своей халтурности Константин Богомолов неоригинален.
"Мы хотели довести интепретацию до ее логического предела - изгнать букву пьесы и оставить один дух." - это Богомолов.
"Один Гамлет. Всё остальное так, тень! Не то есть, не то нет. Декораций никаких. Так! Одни контуры. Может быть, и Эльсинора нет. Одно воображение Гамлета." - а это Дорошевич.
кстати, там у Дорошевича и по поводу афиши было )

-- Да, но всё-таки в афише... -- попробовал было заметить г. Вишневский.
-- Ах, оставьте вы, пожалуйста, голубчик, с вашей афишей! Афишу можно заказать какую угодно.
когда все это прочитал и посмотрел на фото, то подумал, что ключевые слова тут *наверно* вот эти:

"...режиссёр сам с трудом представляет, что у него получилось на сцене "Электротеатра"."



Все давно описано Твеном (см. Королевский жираф). То, что конец пьесы получился другим, говорит только о глупости и доброте нашего зрителя. Однако все конечно, так что ждем перьев, дегтя и шеста.
А... это тот "член", который трахал ксюшадь? Это унылое нечто... А деньги случаем не государственные на этот "спектакль" выдрали у минкульта? А то будет следующий кандидат за решетку, вслед за.... ))))
(Анонимно)
таких "театров" в Москве несколько десятков, а подобных "творений" сотни. И государство это зачастую финансирует.
И от тухлых яиц и помидоров власть их будет защищать. Так что пусть продолжают "творить"...