Ослиный хвост

25 марта 1912 года в Москве, на Мясницкой улице, в новом выставочном зале Московского училища живописи, ваяния и зодчества, открылась первая самостоятельная выставка художников-авангардистов группы "Ослиный хвост". Свое эпатажное название ведет от скандала в парижском "Салоне независимых", где группа мистификаторов выставила в 1910 году абстрактную картину, на деле "написанную" хвостом упомянутого животного.

BoronaliBoronari1

Ядро московской выставки составили работы группы М.Ф. Ларионова, который незадолго до этого вместе с Н.С. Гончаровой (двоюродной правнучкой жены Пушкина) и рядом других художников вышел из объединения "Бубновый валет", решив организовать свою собственную, гораздо более авангардную экспозицию. В стилистике группы доминировали нарочитый примитив, мотивы сельской архаики или грубоватого городского фольклора.

Khorovod

Среди откликов на выставку "Ослиный хвост" особенно интересна статья М. Волошина, который использовал для эпиграфа (в вольном пересказе) фразу из сказки А. Ремизова "Купальские огни": "...Криксы-Вараксы скакали из-за крутых гор, лезли к попу в огород, оттяпали хвост попову кобелю, затесались в малинник, там подпалили собачий хвост, играли с хвостом... " Так все в точности и случилось, писал далее Волошин: "Криксы-Вараксы" - это были Ларионов и Гончарова, "поповым кобелем" - "Бубновый валет", только собачий хвост для важности был на этот раз назван "ослиным".
"Малинником" оказалось новое выставочное помещение в Школе живописи и ваяния, там же его и "подпалили" в день открытия выставки, и настолько удачно, что понадобилось вмешательство пожарной команды (на выставке случился пожар). Волошин с иронией отметил, что публика была разочарована, она уже привыкла к скандалам и ожидала большего, поэтому "хвосты оказались не на высоте своего имени... "

лучизм