Первая русская опера

10 марта 1755 года в Петербурге дана первая в Российской империи опера на русском языке
"Цефал и
Прокрис", написанная итальянским композитором Франческо Арайем (автор либретто - А. П. Сумароков).



«Цефал и Прокрис» – первая опера написанная на русском языке и исполненная русскими актёрами.
Музыка оперы создана неаполитанцем Франческо Арайи, первым в России придворным капельмейстером, прослужившим русской короне около 25 лет и поставившим на русской сцене не менее 14 опер собственного сочинения, в т.ч. первую в российской истории оперу «Сила любви и ненависти» (1736).


Гретри

Либретто оперы «Цефал и Прокрис» (1755) принадлежит перу поэта и  драматурга Александра Петровича Сумарокова, оказавшегося, таким образом, первым российским либреттистом.

Sumarokov

«Санкт-Петербургские ведомости» 1755 года (№18) так описали появление «юных оперистов» в новом спектакле: «Шестеро молодых людей российской нации, которые нигде в чужих краях не бывали, представляли сочиненную А. П. Сумароковым на российском языке и придворным капельмейстером г. Арайем на музыку положенную оперу, «Цефал и Прокрис» называемую, с таким в музыке и итальянских манерах искусством и с столь приятными действиями, что все знающие справедливо признали сие театральное представление за происходившее совершенно по образу наилучших в Европе опер».

Рецензенты выделили и еще один существенный «российский» штрих в постановочной стилистике спектакля. Запомнилась необычная для жанра оперы звуковая мощь «несравненного хора, из 50-ти  певчих состоящего». Появление такого музыкального образа у Арайи связано с определенным влиянием на творчество композитора российской певческой традиции и, в особенности, ставшим закономерным участием певчих в спектаклях итальянской труппы и совместными выступлениями в дворцовых концертах. О воздействии на оперный стиль композитора его «российского» творческого опыта говорит и стремление акцентировать в оркестровом сопровождении мощного хорового многоголосия излюбленные краски дворцовых торжеств – «трубы и литавры».

Немало поразило первых зрителей и декорационное оформление спектакля, созданное Джузеппе Валериани, «исправленное красками» живописцем Антонием Перезинотти: «Украшения театра <…> производили в смотрителях удивление». В коллекционных собраниях Государственного Эрмитажа сохранились эскизы декораций, созданных Валериани специально для постановки «Цефала и Прокрис». Ремарки Сумарокова сегодня вряд ли способны дать представление о реальном сценическом облике спектакля 1755 года: например фраза «видна молния и слышан гром», свидетельствующая о проклятье богов в момент бракосочетания Цефала и Прокрис, или же «теятр пременяется, и преобращает день в ночь, а прекрасную пустыню, в пустыню ужасную».

Valeriani_Tsefal_i_Prokris


А между тем постановочная техника тех лет действительно была способна воплотить такого рода сценические метаморфозы. Как свидетельствуют архивные материалы Дирекции Императорских театров, чудесные образы пламени в постановках действительно являли зрителю настоящий огонь, производимый из особых «трубок жестяных для пламенений». Внезапные же перемены декораций (так называемые «чистые перемены»), вызывающие сегодня улыбку иных скептиков, тогда действительно совершались со впечатляющей стремительностью, ибо эффектные перемещения декорационных ширм с двух сторон сцены обеспечивались уникальными механизмами постановочной машинерии XVIII века – «пяльцами немецкаго манеру с колесцами» и проч. Именно эти «пяльцы» – т. е. большие деревянные рамы на колесах – обеспечивали молниеносную смену разбираемых декораций-ширм, которые крепились к ним многочисленными «проволоками железными» и т. д.

Наиболее эффектными сценографическими приемами были разного рода феерические полеты и внезапные исчезновения героев. Например, сумароковские ремарки о том, что «Аврора нисходит с небес» или «Цефал вихрем подъемлется на воздух и уносится из глаз», были не только технически осуществимы, но выглядели более чем обычно.

Как свидетельствуют все те же документы театральных архивов, для «полетов», всякого рода «исчезновений» или внезапных «появлений» героев использовались специальные «поясы нитяные на камзолы для летания по веревкам», крепившиеся специальными «кольцами железными и пряжками». Практический «подъем» или же «спуск» героев, как правило, осуществлялся «служителями у верхних ширм» (например, командой в «12 человек, которые были у ширм во время оперы») в специальных «перчатках лосиных для управления веревок».

«Открытие» оперой «Цефал и Прокрис» русского языка на российской оперной сцене явилось событием исключительным и для российского театра и для отечественной музыкальной сцены. О том, как были оценены заслуги Сумарокова, создавшего первое русское либретто, сведений нет. Но Арайя был отмечен особо. «По окончании сего великолепнаго действия Ея Императорское Величество соизволили публично оказать высочайшее свое благоволение» итальянскому музыканту. За этот «удивления достойный опыт» ему была дарована соболья шуба и 100 золотых полуимпериалов.



добавить в друзья
Метки: