Паллада Богданова-Бельская

13 января 1885 года родилась Паллада Олимповна Богданова-Бельская, поэтесса, хозяйка литературного салона, "светская львица" Серебряного века. Это из-за нее стрелялись мужчины, это она босиком танцевала стихи Бальмонта.

Паллада

Была завсегдатаем знаменитого кабаре "Бродячая собака" и всеобщей знакомой петербургских литераторов этого круга. Известный поэт Михаил Кузмин именовал Палладу "святой куртизанкой, священной проституткой, непонятой роковой женщиной, экстравагантной американкой и оргиастической поэтессой" и посвятил ей последний куплет гимна "Бродячей собаки":

"А!..
Не забыта и Паллада
В титулованном кругу,
Словно древняя Дриада,
Что резвится на лугу,
Ей любовь одна отрада,
И где надо и не надо
Не ответит, не ответит, не ответит "Не могу"!

Собака

Действительно, неоднократно выходившая замуж Паллада была известна своими весьма вольными взглядами на любовные отношения. Впоследствии Анна Ахматова утверждала, что Богданова-Бельская (она же Гросс, она же графиня Берг, она же Пэдди-Кабецкая, она же Дерюжинская), рассказывая о прошлых событиях, спрашивала: "Ты не помнишь, с кем я тогда жила?"

Среди ее "незапамятных" кавалеров числились убийца Плеве эсер-террорист Егор Созонов (от которого она, по утверждению одного из ее мужей графа Б. Берга, родила двух близнецов), поэт, а позднее также террорист и убийца Урицкого, Леонид Каннегиссер и юный поэт-гусар Всеволод Князев (более известный своими отношениями с Кузминым).

Георгий Иванов описал, как однажды во время светского разговора, хозяйка попросила достать из шкатулки ее "список":

"Вот, Лавров... №49... в позапрошлом году...
- А теперь который номер?
- Семидесятый. Когда будет семьдесят пять, я буду справлять юбилей, - и она нежно прижимает к губам свою записную книжку. - Это моя душа - она переплетена в человеческую кожу".

"Она была худа, как смертный грех,
И так несбыточно миниатюрна...
Я помню только рот ее и мех,
Скрывавший всю и вздрагивавший бурно.

Смех, точно кашель. Кашель, точно смех.
И этот рот - бессчетных прахов урна...
Я у нее встречал богему, - тех,
Кто жил самозабвенно-авантюрно.

Уродливый и бледный Гумилев

Любил низать пред нею жемчуг слов,
Субтильный Жорж Иванов - пить усладу,
Евреинов - бросаться на костер...
Мужчина каждый делался остер,
Почуяв изощренную Палладу...
(Игорь Северянин)

Квартира Паллады стала своеобразным салоном, где собирался весь богемный и "около" цвет Петербурга:

"...Хозяйка салона, прочитав «Портрет Дориана Грея›› Уайльда, вообразила себя лордом Генри в юбке. Одевалась она в ядовито-яркие шелка, кружева, украшая себя перьями, бусами, браслетами и дополняла свой наряд соответствующим макияжем. Жила она неподалеку от Царскосельского вокзала в Черняковском переулке в здании знаменитых бань. Интерьер ее жилища соответствовал своей хозяйке: те же ярко-ядовитые тона, искусственные цветы, чучела животных и птиц, пестрота драпировок, ковров. На особой жаровне тлели восточные благовония..."

mayak4


"Январский день. На берегу Невы
Несется ветер, разрушеньем вея.
Где Олечка Судейкина, увы,
Ахматова, Паллада, Саломея?
Те, кто блистал в тринадцатом году -
Лишь призраки на петербургском льду..."
(Георгий Иванов)



добавить в друзья
eqilibrium86@gmail.com
"Заходите к нам на огонёк",-
Пела скрипка ласково и так нежно...
На огонёк слеталась богема Петербурга,чтобы опалив свои крылышки,принести дань развратной
гетере(интересно,чем раскованней предмет обожания,тем больше поклонников).
Однако можно нарядить обезьянку в меха,шелка и бархат,научить пользоваться косметикой,
курить папироску,заправив её в мундштук и оттопырив мизинчик,и,тем не менее,обезьянка
останется обезьянкой!